Музыкант играл на скрипке -- я в глаза ему глядел.   
Я не то чтоб любопытствовал -- я по небу летел.   
Я не то чтобы от скуки -- я надеялся понять,   
как умеют эти руки эти звуки извлекать   
из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил,   
из какой-то там фантазии, которой он служил?   
Да еще ведь надо пальцы знать, к чему прижать когда,   
чтоб во тьме не затерялась гордых звуков череда.   
Да еще ведь надо в душу к нам проникнуть и зажечь...   
А чего с ней церемониться? Чего ее беречь?

Музыкант играл на скрипке -- я в глаза ему глядел. Я не то чтоб любопытствовал -- я по небу летел. Я не то чтобы от скуки -- я надеялся понять, как умеют эти руки эти звуки извлекать из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил, из какой-то там фантазии, которой он служил? Да еще ведь надо пальцы знать, к чему прижать когда, чтоб во тьме не затерялась гордых звуков череда. Да еще ведь надо в душу к нам проникнуть и зажечь... А чего с ней церемониться? Чего ее беречь?  Подробнее »